Анализ: как Хэмилтон прорывался после неудачного старта

Гран При Японии стал лишь седьмым в истории Ф1, до финиша которого добрались все стартовавшие. И хоть обошлось без аварий и других происшествий, гонка держала в напряжении – благодаря прорыву Льюиса Хэмилтона. Адам Купер рассказывает.

Девятая победа Росберга в этом сезоне могла показаться легкой и даже немного скучной, но следить в Японии точно было за чем. Точнее за кем. В очередной раз неудачно стартовавший Льюис Хэмилтон вынужден был пробираться сквозь пелотон.

На сей раз он откатился на восьмую позицию после старта, но к финишу добрался до третьей, а за полтора круга до конца дистанции даже атаковал Макса Ферстаппена в борьбе за вторую.

Хэмилтону и его команде не привыкать справляться с такими задачами. У Mercedes всё еще есть преимущество в скорости – хоть и, безусловно, меньшее, чем в прежние годы, – но совершать подобные прорывы всё равно не так-то просто. Как справился Льюис с этой задачей в воскресенье?

Когда машины выстроились на стартовой решетке, стало понятно, что тем пилотам, которые заняли четные позиции, придется сложнее. После утреннего дождя правая сторона трассы осталась сырой, и гонщикам пришлось менять настройки сцепления – что в условиях запрета на коммуникации между кокпитом и пит-лейн во время прогревочного круга являлось особенно непростой задачей.

«Я достаточно оптимистично оценивал свои шансы на старте, – рассказал Льюис, – но в итоге всё получилось очень плохо. Наверное, сырая трасса не помогла, но это был далеко не главный фактор.

У меня возникла сильная пробуксовка, а когда я всё взял под контроль, остальные уже проносились мимо, поскольку успели набрать неплохую скорость. Состояние трассы, возможно, тоже сказалось, но в целом старт был неудачным».

В очередной раз инженеру Льюиса на командном мостике Mercedes пришлось забыть о планах "А" и "B" и выбрать тот, что соответствует одной из последних букв латинского алфавита.

«Приоритетом для нас, безусловно, осталась стратегия Нико, потому что победа всегда ставится во главу угла, – сказал Падди Лоу. – Но нам пришлось поломать и голову над тем, чем мы можем помочь Льюису».

Медленное начало

На первых кругах Льюису не удавалось отыгрывать позиции. Только на седьмом круге он преодолел сопротивление Нико Хюлькенберга, но после этого перед ним оказалась Ferrari Кими Райкконена. Хэмилтону не удавалось поддерживать темп финна – из-за того, что на Soft у Льюиса возникла недостаточная поворачиваемость. План состоял в том, чтобы продлить отрезок Хэмилтона.

«Это было очень непросто, – рассказал он. – Когда вы находитесь позади других машин, не так и многое можно сделать. У меня правда не было того же темпа, что у Кими, да и отрезок мне предстояло проехать более длинный. Так что я даже не пытался атаковать».

Лоу объяснил план: «На протяжении всего уик-энда мы чувствовали, что у нас есть преимущество над соперниками с точки зрения работы с шинами на длительной дистанции. Мы еще в пятницу увидели, что на длинных сериях не столь уж и быстры, но зато можем лучше сохранять шины.

Это сыграло на руку Льюису – он мог оставаться на трассе дольше во время первых двух отрезков».

Хэмилтон выбрался на шестое место, когда на десятом круге остановился Даниэль Риккардо, а затем поднялся в промежуточном протоколе еще выше, когда шины сменили Ферстаппен, Перес, Райкконен, Феттель и Росберг. Он даже успел полидировать на 13-м круге, в конце которого также свернул на пит-лейн.

После пит-стопа Льюис был уже впереди Переса и Райкконена – не без посильной помощи со стороны Джолиона Палмера, который сдержал обоих, а также оставил позади и Риккардо.

После остановки и перехода на Hard Хэмилтон оказался на шестой позиции, но это с учетом двух пилотов Williams, которые хоть и были впереди, но при этом еще не провели свои пит-стопы. И Боттас, и Масса стартовали на Medium, и Льюис достаточно быстро обошел их обоих.

Таким образом впереди него остались только Росберг, Ферстаппен и Феттель.

При учете проблемного старта, это уже было неплохо. Теперь осталось лишь разобраться с Ferrari и Red Bull, которые еще ехали впереди.

«Второй отрезок определенно был лучше, – сказал Хэмилтон. – Я смог взвинтить темп, а с новыми регулировками переднего антикрыла мы избавились от недостаточной поворачиваемости».

Трафик

В оставшейся части гонки Льюис больше не опередил ни одной машины на трассе, но с обгонами круговых справился намного лучше, чем соперники. В отличие от Ферстаппена и Феттеля, которые почти не переставая жаловались на трафик, от Льюиса мы не услышали ни одного подобного сообщения.

«Восхитило не столько то, как быстр он был, а насколько легко он справлялся с трафиком, – сказал Лоу. – Это было феноменально. Пока Макс и Себ постоянно размахивали кулаками, Льюис, наверное, даже ни разу не видел синих флагов. Он настолько быстро всех проходил, что они едва успевали его заметить».

Самым важным было то, что когда подошел момент для вторых пит-стопов, Хэмилтон уже практически приблизился к Феттелю. Все лидеры остановились достаточно рано, включая Росберга, и в определенный момент во главе пелотона остались Себ и Хэмилтон.

К началу 32 круга отрыв пилота Ferrari составлял 4,2 секунды, а к его окончанию Mercedes зазвала Льюиса в боксы. Скудерия провела пит-стоп кругом позже, и в результате Хэмилтон оказался впереди.

«Я должен отметить действия нашего стратега Джеймса [Воулеса], – сказал Лоу. – Момент для второго пит-стопа был выбран потрясающий. Льюис выехал на трассу впереди Кими и ему хватило темпа для того, чтобы за один круг обеспечить нужный задел относительно Себастьяна. Идеальная работа, и Льюис также справился со своей ролью на все сто».

Не всё было, впрочем, так уж просто. Ferrari поставила Феттелю на последний отрезок комплект Soft, и в теории он мог навязать Льюису борьбу за счет более мягкого состава.

«Это был очень напряженный момент, когда Себ покинул боксы на Soft, – рассказал Лоу. – Мы знали, что следующие два круга будут очень трудными, но в то же время мы понимали, что их будет всего два и никак не больше. Льюис выдержал, и мы смогли немного расслабиться. Себ старался как мог, но этого оказалось недостаточно».

Борьба с Ферстаппеном

Теперь фокус переключился на Ферстаппена, который шел вторым. «Совсем скоро я сказал: "Давайте держать его в курсе отставания от Ферстаппена, потому что теперь именно это его гонка", – сказал Лоу. – Мы были очень близки к тому, чтобы опередить его. И на самом деле должны были это сделать…»

На последнем отрезке мы увидели классического Хэмилтона, который никогда не оставит на трассе лишнюю десятую секунды. Сразу после пит-стопов он отставал более чем 10 секунд от Ферстаппена, а до конца дистанции оставалось еще 19 кругов. Он понимал, что с Росбергом ему уже не побороться, но догнать голландца было более чем реально.

«Я уже использовал возможности двигателя на максимум, так что не мог прибавить еще сильнее, – рассказал Хэмилтон. – Но Нико при этом мог позволить себе ехать очень расслаблено. Ему не о чем было беспокоиться, и даже не слишком напрягаясь он мог сохранять отрыв».

Льюис приблизился к Ферстаппену и готовился к решающей атаке на последних кругах. Он выбрал для этого не стартовую прямую, а другую классическую точку – торможение перед шиканой. Но Ферстаппен был к этому готов.

«Каждое очко сейчас очень важно, поэтому я стремился финишировать как можно выше, – рассказал Льюис. – Перед началом предпоследнего круга мне не удалось хорошо выйти из последнего поворота, так что я подумал, что стоит попытаться атаковать перед шиканой.

Но прямо перед началом торможения он решил сместиться в мою сторону, и мне пришлось выехать на срезку, иначе я бы просто врезался в него».

«Я думаю, маневр был весьма спорным, – сказал Лоу. – Мы еще не изучали всего в деталях, но он определенно сместился с траектории на торможении.

Одно из последствий такого маневра состоит в том, что сопернику приходится предпринимать что-то действительно драматичное, чтобы избежать серьезной аварии. Это и сделал Льюис, потому что в противном случае всё могло закончиться плохо. Что-то в таком поведении на трассе действительно не так».

Потеряв шанс для обгона, Льюис окончательно смирился с тем, что закончит гонку третьим. После этого он попал в весьма курьезную ситуацию, когда ошибочно заявил, что ни он, ни его команда не подавали протест, хотя он в действительности имел место быть. Когда протест был отозван, сам Льюис в компании Ники Лауды и Тото Вольфа уже был на пути в Европу.

«Я уверен, что Льюис расстроен этим результатом, – объяснил Лоу. – Но для меня это была одна из самых сильных гонок в его исполнении за весь год. Невероятная форма, он проезжал отличные круги, когда это было нужно, продемонстрировал блестящее гоночное мастерство, а также грамотно работал с резиной».

Безошибочная гонка Росберга

Насыщенная гонка Хэмилтона оставила в тени выступление его напарника, который вновь продемонстрировал потрясающую форму, в которой он пребывает в этом году.

«По какой-то причине, и нам еще предстоит с этим разобраться, мы слегка не долили топлива в его машину перед стартом, – рассказал Лоу. – Так что он провел всю гонку в напряжении. Но в то же время он мог контролировать отрыв от Ферстаппена.

Несмотря на то, что в его гонке не было такого же драматизма, он прекрасно со всем справился и заработал столь необходимую ему победу. Он трижды стартовал здесь с поула, так что приятно видеть его первую победу на этой трассе».

Отрыв Росберга от Хэмилтона теперь составляет 33 очка, и Нико теперь может завоевать титул даже если ни разу не выиграет в оставшихся четырех гонках чемпионата. Тем не менее мы уже не раз по ходу этого сезона убеждались, что всё может перевернуться с ног на голову в один момент.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Японии
Трек Сузука
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг , Макс Ферстаппен
Команды Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100