Анализ: как Хэмилтон проиграл Гран При Австралии на раннем пит-стопе

Ferrari оказала на Mercedes давление, к которому трехкратные чемпионы мира не привыкли в этот уик-энд в Мельбурне – и вынудила их принять ошибочное решение, которое помогло Себастьяну Феттелю выиграть гонку.

Легкость, с которой Льюис Хэмилтон и Mercedes доминировали на пятничных тренировках, вряд ли стала для кого-то неожиданностью.

Но куда пропала «тестовая» скорость Ferrari, которая вселила в нас надежду, что чемпионат 2017 года будет совсем не похож на три предыдущих?

В субботу разница сократилась, но Хэмилтон все равно был впереди Себастьяна Феттеля. На старте все тоже пошло по плану Льюиса, в отличие от нескольких прошлых лет. Когда машина №44 благополучно вышла первой из первого поворота, казалось, что главный шанс Феттеля переломить ситуацию в свою сторону упущен.

Тем не менее, через 57 кругов именно Ferrari пересекла первой финишную черту. А Хэмилтону и его команде пришлось взяться за анализ спорного решения о раннем пит-стопе, которое перевернуло гонку с ног на голову.

Первые признаки борьбы

Мельбурн показал, что наши молитвы услышаны. В 2017 году нам предстоит наблюдать борьбу Mercedes и Ferrari, которую Тото Вольф назвал не иначе как «адской гонкой».

Red Bull пока не назовешь полноправным участником этого противостояния, но у их машины есть потенциал, который раскроется, если планируемые обновления Renault будут работать так, как должны. Но сейчас это дело только «серебряных» и «красных».

На контрасте с гонкой прошлого сезона, в 2017 году на старте все прошло так, как планировал Хэмилтон. Однако несмотря на все попытки оторваться на первых кругах, Льюису этого не удалось.

Наоборот – у него ушло пять кругов, чтобы увеличить преимущество до одной секунды. Отрыв затем вырос до 1,8 секунды к 11-у кругу, но Феттель не только по-прежнему был рядом – он начал снова приближаться.

В относительно теплых условиях, которые наступили после 16:00 в Мельбурне, у Льюиса возникли сложности с UltraSoft – настолько, что начался перегрев резины. Давно известно, что это приводит к падению эффективности шин, а гонщики с трудом могут эту эффективность восстановить до прежнего уровня.

Одной из главных задач, которые FIA поставила перед Pirelli к 2017 году, было как раз избежать такого поведения шин. В целом большинство склонялось к тому, что итальянская компания эту задачу выполнила. Как минимум, в этом была уверена сама Pirelli, а среди гонщиков и команд вообще не было разговоров о проблемах с перегревом. Кроме Mercedes.

Что-то в базовых настройках и в том, как W08 работала с шинами на трассе в «Альберт-Парке», заставляло команду переходить ту грань, которую соперники, кажется, даже не нашли. Поэтому, проводя гонку на максимуме, вместо того, чтобы контролировать ее, Хэмилтон попал в неприятности.

Проблемы были не только у Хэмилтона. Валттери Боттас тоже страдал от перегрева, хотя предусмотрительно вышел из слипстрима Феттеля, чтобы беречь резину.

«Судя по всему, у этих шин очень узкое рабочее окно, – сказал босс Mercedes Тото Вольф. – И в этом окне их нужно постоянно удерживать, чтобы они нормально работали.

Если опустишься ниже минимального уровня, то теряешь производительность – в этом отличие от прошлых лет. Машины требуют новой калибровки и нового понимания этой резины».  

Феттель начинает прессинговать

По мере того, как приближалось оптимальное время для проведения пит-стопа, Феттель сидел прямо на хвосте у Хэмилтона, и лидер гонки оказался под серьезной угрозой.

В Mercedes боялись, что Ferrari первой пойдет на пит-стоп, а темп Себа после заезда в боксы будет выше, чем у Хэмилтона на изношенных шинах. Поэтому в команде решили не упускать инициативу и позвали пилота в боксы раньше запланированного.

Таким образом, в конце 17-го круга, к большому удивлению Ferrari и многих стратегов на пит-лейне, Хэмилтон свернул в боксы.

«Машина Ferrari просто была быстрее – об этом говорит то, как вцепился Феттель в Льюиса, – сказал Вольф. – Мы гнали изо всех сил, но все равно не могли оторваться. Был риск, что они поедут на пит-стоп раньше и выиграют позицию, а мы со своей стороны беспокоились, что шины уже больше не продержатся. Все это привело к решению заехать в боксы, чтобы предотвратить атаку.

А потом мы выехали позади Макса, который вел свою собственную гонку, и это все разрушило...»

Хэмилтон действительно оказался прямо за Максом Ферстаппеном после пит-стопа. Наверняка Хэмилтон знал, что выедет позади одного из самых сложных для обгона гонщиков в Ф1, но все равно решился на пит-стоп.

Хороший пример того, как прессинг сказался на принятии решения, для которого есть считанные секунды, в команде, настолько доминирующей в последние годы, что она привыкла учитывать в стратегиях интересы только своих пилотов.

Выбранный вариант имел основания – не дать Ferrari реализовать свой план – но он просто не сработал.

«В такие моменты вы стараетесь анализировать всё, – добавил Вольф. – Температура шин, уровень сцепления, скольжение и, само собой, комментарии пилота. Все это сказалось на нашем решении. И, наверное, в данном случае оно было принято на пару кругов раньше, чем следовало бы.

Мы вообще-то думали и надеялись, что они проведут пит-стоп для Макса раньше, и нам достанется чистая трасса. Но сразу несколько обстоятельств сложились не в нашу пользу».

Но дело было даже не в Ферстаппене. Даже если бы пилот Red Bull тоже поехал на пит-стоп или сбросил скорость и уступил позицию, недалеко впереди все еще был Кими Райкконен – и его Ferrari бы точно придержала на трассе, обеспечивая безопасность Феттеля.

Как Ферстаппен сыграл свою роль

Тем не менее, Хэмилтон явно не был рад оказаться за голландцем. По радио его с беспокойством предупредили, что ему «нужно пройти Ферстаппена», подчеркнув, что Льюис пока «в безопасности от Феттеля».

Это было чистой правдой в тот самый момент гонки, но разве такое послание должен получать гонщик во время жаркой борьбы? Что ему делать – идти на сумасшедший риск или нет?

«В тот момент, мы еще были в безопасности, с преимуществом в 1,7 секунды над Себастьяном, так что вы получили информацию почти в прямом эфире, – сказал Вольф. – Мы не знали, когда Макс остановится. Так же как не понимали, насколько долго собирается оставаться на трассе Себ. Было слишком много неизвестных».

Максу не нужно приглашение, чтобы сражаться за позицию, а новый аэродинамический пакет машин 2017 года сделал обгоны сложными как никогда. «Ни за что я не пройду этого парня», – констатировал Хэмилтон по радио.

И постепенно, по ходу тех четырех-пяти кругов, что Хэмилтон находился за Максом, ситуация c Феттелем перестала быть безопасной.

Гонщик Ferrari заехал в боксы на 23-м круге – шесть последних он проехал на старом комплекте UltraSoft без каких-либо помех спереди. На последнем круге Себастьян потерял немного за Лэнсом Строллом, и выехал прямо перед носом у Red Bull и Mercedes, пережив несколько щекотливых секунд в первом и втором поворотах.

Делая ситуацию болезненней для Mercedes, Хэмилтон провел еще два круга за Ферстаппеном, поскольку гонщик Red Bull решил выжать из своих шин все без остатка. К тому времени отрыв лидера приблизился к шести секундам – все было кончено. Феттеля уже было не догнать.

И немец смог теперь показывать реальную скорость SF70H, которую не мог целиком пустить в дело на ранних этапах гонки, когда ему мешал слипстрим машины Хэмилтона.

Минимизация потерь у Mercedes

На резине Soft машина Mercedes чувствовала себя гораздо комфортнее, температура трассы падала. Однако Хэмилтону пришлось заставить свои шины проехать на шесть кругов больше.

Когда отрыв вырос до десяти секунд его попросили снизить мощность мотора. После этого его и догнал Боттас, который неплохо провел свой первый уик-энд с новой командой.

«Думаю, у меня было больше скорости, чем на первом отрезке, – отметил Хэмилтон. – Но я провел пит-стоп настолько раньше – я не знал, сколько выдержит резина.

Я не хотел атаковать, потому что знал, что все равно не смогу обогнать и рискую израсходовать весь потенциал шин и потерять второе место. Поэтому как только я оказался позади машины Феттеля, мне оставалось на самом деле думать только о минимизации потерь».

Минимизация потерь для Mercedes в день, когда старт был идеальным, не возникло инцидентов или механических проблем, а погода не преподнесла никаких неприятных сюрпризов? Кажется, трехкратных чемпионов ждет на самом деле сложная борьба.

Это означает, что еще больше казалось бы незначительных, но на самом деле важных стратегических решений должно быть принято в этом году.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Австралии
Трек Альберт-парк
Пилоты Льюис Хэмилтон , Себастьян Феттель
Команды Ferrari , Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100