Анализ: как Хэмилтон подарил Red Bull напрасную надежду в Венгрии

Гран При Венгрии получился не самым захватывающим, но отнюдь не был лишен интриги. Рассказывает Адам Купер.

На первый взгляд гонка в Венгрии получилась пресной. Иначе, наверное, и быть не могло, при условии, что мы почти не видели обгонов, а до финиша добрались все пилоты, за исключением одного.

Тем не менее, в этом Гран При всё же было за чем последить. В конце концов, мы стали свидетелями борьбы за лидерство, а также за третье и пятое места – пусть ни одна атака так и не увенчалась успехом.

С одной стороны, Льюис Хэмилтон уверенно контролировал ход гонки, но в то же время Нико Росберг не отставал от напарника и был готов воспользоваться любой его ошибкой, а в определенный момент был к этому очень близок.

В этой гонке было два ключевых момента. Первый – это старт, что логично, учитывая насколько сложно на Хунгароринге обгонять. Второй – момент в середине гонки, когда Даниэль Риккардо начал оказывать давление на Mercedes. Чемпионскому коллективу пришлось принять непростое стратегическое решение, понадеявшись, что Льюису Хэмилтону удастся прибавить сразу после пит-стопа австралийца. И он сделал то, что от него требовалось.

Старты в этом году давались Хэмилтону непросто, а после того, как Нико Росберг отобрал у него поул, проехав часть круга в финале квалификации под желтыми флагами, начало гонки представлялось особенно интригующим.

Оснований надеяться на хороший старт Льюиса было еще меньше с учётом того, что ему досталась позиция на четной стороне решетки – то есть "грязной" части полотна главной прямой. Однако дождь в субботу фактически нивелировал этот фактор.

В итоге больше всего проблем на старте Льюису доставил не его напарник, а Риккардо – причем, несмотря на то, что Хэмилтон удержался на первой позиции, циники заметили, что пилоту Red Bull британец выделил на трассе больше места, чем обычно оставляет напарнику…

У Даниэля получился отличный старт, но к третьему повороту он вновь пропустил вперед Росберга, и после этого два Mercedes начали уходить в отрыв.

«Это был великолепный с точки зрения спектакля старт, – сказал в разговоре с корреспондентом Motorsport.com Падди Лоу. – Все пилоты на первых пяти позициях среагировали на сигнал светофора отлично, но – даже если так не кажется со стороны – тут один из самых длинных стартовых отрезков, пятый по протяженности в календаре. Путь до первого поворота всего на 100 метров короче, чем в Барселоне. На таких длинных прямых даже можно воспользоваться слип-стримом.

К первому повороту они подъехали очень плотной группой, и мы на командном мостике затаили дыхание. Создалось впечатление, что Льюис вот-вот потеряет лидерство, но он в итоге смог сдержать Риккардо позади.

Нико потерял позицию в первом повороте, но совершил фантастический маневр, вернув себе второе место. Это был очень зрелищный момент, и я рад, что мы закончили первый круг на первых двух позициях».

На первом отрезке Льюис довел свое преимущество над Росбергом до 2,5 секунд, однако после пит-стопов и перехода на Soft Росберг моментально приблизился. Именно в этот момент Хэмилтон обратился к команде по радио с сообщением, что "не может поддерживать темп", и отрыв сократился до секунды.

Еще ближе к напарнику Росберг подобраться не смог, потому что в противном случае начал бы терять сцепление с трассой, что привело бы к повышенному износу шин.

Под давлением

На этом этапе всё внимание к себе приковал Риккардо. Он остановился на круг раньше, чем Хэмилтон, и на два – чем Росберг. Поначалу он даже потерял немного времени из-за того, что застрял за Валттери Боттасом, однако затем взвинтил темп.

Он приближался к паре пилотов на W07 очень быстро, и в определенный момент инженер даже подстегнул его по радио, сообщив Даниэлю, что он передвигается по трассе на секунду с круга быстрее лидирующих Mercedes.

Еще спустя несколько кругов Хэмилтон услышал по радио, что ему надо прибавить. "Я работаю над этим", – ответил чемпион.

На самом ли деле Хэмилтон не мог взвинтить темп или же просто – как предполагали многие – пытался подставить Росберга под атаки Риккардо?

В последнее сам Росберг не верит: «Нет, нисколько. Я был полностью сфокусирован и даже доволен тем, что его темп был достаточно низким. Я пытался оказать на него давление. Я делал всё, что было в моих силах, даже заставил его пару раз слегка ошибиться, но недостаточно».

На деле Хэмилтон просто пытался контролировать износ своих шин, поскольку не был уверен, продержатся ли они до конца отрезка.

«Проблема состояла в том, что все команды были уверены, что осуществить тактику с двумя остановками – одним отрезком на SuperSoft и двумя на Soft – будет непросто, – рассказал Лоу. – Так что пилотам приходилось тщательно следить за состоянием шин. В течение гонки оценить всё верно и выбрать подходящий темп очень сложно».

«С этими шинами нужно обращаться так, словно это сто фунтов стерлингов, которые нельзя спустить сразу, потому что потом нужно будет на что-то жить, – объяснил сам Хэмилтон. – Я знал, какова моя цель, и я пытался распорядиться шинами настолько мудро, насколько мог. Если бы я атаковал чуть сильнее в начале отрезка, не исключено, что я бы просто не проехал столько кругов, сколько мне было нужно. Я чувствовал, что справляюсь со всем великолепно. У меня не было ни малейшей проблемы».

Тем не менее, давление на Mercedes нарастало. Даже при условии, что Льюис действовал абсолютно правильно, отрыв от Риккардо таял, и в итоге он превратился в реальную угрозу.

Всё это вылилось в очень любопытный обмен сообщениями по радио между Льюисом и его гоночным инженером. Команда объяснила Хэмилтону, что если он не ускорится, первым на пит-стоп позовут Росберга – чтобы защитить его от риска уступить позицию Риккардо.

Другими словами, Mercedes готова была поменять местами своих пилотов на трассе, чтобы сохранить себе дубль. И если бы обстоятельства сложились таким образом, что первым – с целью не уступить позицию Риккардо – в боксы должен был поехать Росберг, то команда была готова нарушить привычный порядок, при котором лучшая тактика всегда достается идущему впереди.

«Всё так и было, – сказал Лоу. – Когда ваш второй пилот находится под угрозой, вам нужен запас».

Ранний пит-стоп Red Bull

Решающий момент настал на 33 круге, когда австралиец совершил неожиданно ранний пит-стоп.

Mercedes решила оставить обе машины на трассе, надеясь, что Хэмилтону всё-таки удастся взвинтить темп, отвечая на быстрые круги в исполнении Риккардо на свежих шинах. Тем самым Льюис мог бы обезопасить и себя, и Росберга.

«Настоящий стресс был, когда Red Bull провела очень раннюю остановку для Риккардо, – сказал Лоу. – Я уверен, что целью было оказать на нас давление. И это была отличная тактика.

Они рисковали, проводя пит-стоп так рано, но в противном случае им оставалось бы лишь смириться с третьим местом. Но риск был серьезный – вы видели, что в конце ему пришлось очень непросто под атаками Феттеля, но он всё-таки смог отбиться. Шины вели себя намного лучше, чем все предполагали».

На самом деле, проводя столь ранний пит-стоп, в Red Bull думали не только о борьбе за лидерство с Mercedes, но и о Феттеле.

«В основном мы концентрировались на том, чтобы не пропустить Себастьяна, – рассказал Кристиан Хорнер. – Как только мы добрались до того момента, когда понимали, что сможем продержаться до финиша на одном комплекте, мы решили провести пит-стоп. Мы видели, что Себастьян атакует, и понимали, что он попробует заехать в боксы первым, чтобы опередить нас. Поэтому мы решили предупредить его маневр, и остановили Даниэля, заодно оказав давление на Mercedes.

Но выяснилось, что как только они почувствовали угрозу, то смогли найти резервы и очень сильно взвинтить темп».

«Нам надо было ответить ему, – рассказал Лоу. – Мы предполагали, что это его финальный пит-стоп, как в итоге и получилось, и понимали, что если окажемся позади, то обогнать его будет очень сложно. Они решили рискнуть, а нам нужно было понять, чем ответить – либо тоже провести пит-стопы, либо оставить машины на трассе. Но при последнем варианте нам нужно было прибавить. И к счастью у нас получилось».

В этот момент команда дала Хэмилтону понять, что ему просто необходимо взвинтить темп.

«У Льюиса не было всей информации, которая была в нашем распоряжении, – сказал Лоу. – Это был ключевой момент, и мы попросили его использовать шины агрессивнее.

В целом мы просто приказали ему ускориться. Когда Риккардо провел пит-стоп, уже не было смысла осторожничать, потому что мы просто обязаны были поддерживать его темп. Иначе мы бы просто потеряли победу».

Росберг, между тем, даже не ждал, что команда может поменять его местами с Хэмилтоном, как это случилось в Монако, когда он сам пропустил Льюиса вперед.

К счастью для Mercedes, Хэмилтон смог прибавить. Серьезно сэкономив в начале своего отрезка, у Льюиса, если использовать его же терминологию, осталось еще немало средств из того самого запаса в 100 фунтов стерлингов. Теперь ему было что потратить. После финиша Льюис настаивал, что темп Риккардо его вообще не волновал.

«Я на этом не фокусировался, – сказал он. – Я знал, что лидирую, и знал, что мне нужно делать, чтобы остаться впереди. Я был в курсе, что он остановился раньше, но у меня была возможность ехать в его темпе даже после его пит-стопа. Я был даже быстрее. Так что никакой проблемы не было».

Льюис настаивает, что даже угроза со стороны команды о том, что они могли зазвать Росберга на пит-стоп раньше, не особенно его взволновала: «По моему мнению ничего менять было не нужно. Я не сдерживал Нико, и если бы он был достаточно быстр, то мог бы приблизиться и попробовать атаковать. Вскоре после этого я смог повысить темп, так что, мне кажется, никакой угрозы не было».

Трафик

Росбергу удавалось подобраться вплотную еще пару раз. На 52-м круге Хэмилтон застрял за Эстебаном Гутьерресом, и отрыв сократился до 0,6 секунды. Затем он вновь вырос, но на 62-м круге Льюис допустил небольшую ошибку, заблокировав колесо.

«У меня не было поводов для волнений по ходу гонки, – рассказал он сам. – За исключением одного момента, когда я выехал широко в 12-м повороте из-за того, что затормозил на кочке. До этого я всегда тормозил либо перед ней, либо сразу после, но тут – прямо на ней, что привело к блокировке. Так что я проехал прямо».

Если бы Льюис промахнулся мимо апекса хотя бы еще на пару метров, у Росберга мог появиться шанс, но в итоге Хэмилтон удержал лидерство, и в пятый раз в своей карьере выиграл в Венгрии.

«Был момент, когда Льюис допустил ошибку в 12-м повороте, и отрыв сократился, – сказал Лоу. – Но, как мы видели в случае с Райкконеном и Ферстаппеном, это достаточно сложное место для обгона, даже если разница в скорости существенна. Именно поэтому в частности было так важно остаться впереди Риккардо. Если бы мы выехали со вторых пит-стопов позади него, даже при учете плохого состояния его шин в концовке, он вполне мог удержаться.

Это был самый волнительный момент после старта. Но в остальном гонка получилась достаточно спокойной. У нас не было технических проблем».

В минувшее воскресенье для Mercedes всё прошло идеально, но на самом деле всё могло быть совсем иначе. В субботу Льюис Хэмилтон был на волосок от того, чтобы остаться 11-м в протоколе квалификации, и это бы непременно случилось, если бы Серхио Перес не допустил ошибку в пятом повороте на своем последнем круге во втором сегменте. Удержи мексиканец свою Force India на трассе, гонка могла получиться совершенно иной.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Венгрии
Трек Хунгароринг
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг , Даниэль Риккардо
Команды Red Bull Racing , Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100