Анализ: как гонка в Сочи едва не обернулась кошмаром для Mercedes

Гран При России завершился дублем Mercedes, но несмотря на привычный для последних лет результат, для Серебряных стрел гонка в Сочи сложилась не так и просто. Рассказывает Адам Купер.

Оснований рассчитывать на драматичную гонку перед стартом было не так и много – хотя бы потому, что традиционная для сочинской трассы тактика с одним пит-стопом фактически лишала нас шанса увидеть разнообразные тактические схемы, как было на предыдущих этапах.

Более того, проблемы у Льюиса Хэмилтона и Себастьяна Феттеля отбросили их на несколько позиций назад от привычных, и Нико Росберг тем самым фактически лишился двух потенциальных соперников.

Перед началом гонки внимание вновь было приковано к чемпиону мира, который должен был прорываться вперед с далекой стартовой позиции, где оказался из-за проблем с мотором. Но на сей раз Льюису повезло больше, чем в Шанхае. Сравнительно быстро – примерно после трети дистанции – он уже вышел на второе место. Случилось это во многом благодаря неразберихе на стартовом круге.

Тем не менее, Росберг к тому моменту был уже далеко впереди, и Льюису пришлось смириться со второй позицией на финише. Впрочем, гонка в России была далеко не столь легкой для Mercedes, как могло показаться со стороны.

«На обеих машинах были проблемы с моторами в течение гонки, – рассказал Motorsport.com после финиша Падди Лоу. – Вам могло, наверное, показаться, что мы выиграли с легкостью, но на самом деле мы были очень близки к провалу.

На пит-лейне всё было, как в ночном кошмаре. Возможно, звучит слишком драматично, но факт в том, что за 20 кругов до финиша на машине Льюиса пропало давление воды в его двигателе, и он финишировал лишь чудом».

Самолет

Несчастья посыпались на Хэмилтона еще в субботу, когда после окончания второго сегмента квалификации он вынужден был отказаться от борьбы в финале из-за технических проблем.

Он был классифицирован десятым, что не так и плохо по сравнению с последней стартовой позицией в Китае. Но Mercedes пришлось еще побороться, чтобы позволить Льюису начать гонку хотя бы из середины пелотона, а не с пит-лейна.

Проблема состояла в том, что Mercedes обновила топливную систему перед этапом в Сочи, и, к чести производителя, помимо заводской команды новую версию получили и все ее клиенты. Это заслуживает уважения особенно при учете того, что запасных деталей у Mercedes не осталось даже для своего коллектива.

Неполадки в работе мотора на машине Хэмилтона в квалификации вынудили команду вернуться к старому мотору, который уже использовался по ходу сезона. Но он всё равно должен был быть оснащен новой топливной системой.

Если бы команде не удалось это устроить, это означало бы смену спецификации машины, а значит и автоматический старт с пит-лейна. Команда могла бы использовать топливную систему, которая была установлена на машине Льюиса в квалификации, но тогда механикам просто не хватило бы времени на подготовку автомобиля – в отличие от ситуации, когда необходимо было бы просто заменить силовую установку целиком с уже интегрированной в нее топливной системой.

Если бы команда не смогла привезти новую версию топливной системы на трассу, машину пришлось бы забирать из закрытого парка, что опять-таки вынуждало бы Хэмилтона стартовать с пит-лейна.

К счастью, в Бриксуорте как раз успели подготовить девятый экземпляр. Механики могли бы подготовить всё за ночь, но для начала необходимые детали нужно было доставить в Сочи.

Без помощи Берни Экклстоуна тут обойтись было бы сложно, и глава FOM помог организовать дополнительный чартер.

«Это была сложная логистическая головоломка, – рассказал Лоу. – Как вы знаете, мы обновили силовую установку перед этим этапом, но как это часто и бывает – особенно в ситуации, когда надо построить восемь экземпляров – нам не хватало кое-каких запасных деталей на трассе.

Чтобы соблюсти правила закрытого парка, нам пришлось доставить их в Сочи самолетом. Они уже были готовы, но изначально планировалось, что они должны были отправиться только в Испанию.

Мотор, который мы собирались поставить на машину Льюиса, не был в закрытом парке, так что мы могли поработать с ним ночью, чтобы утром быстро установить его на машину перед стартом.

Смешно, но у нас вроде бы было всё необходимое. Детали, которые нам требовались, уже были установлены на машине, но прикасаться к ней ночью мы не имели права. Единственная причина, по которой нам потребовалось доставлять запасные детали самолетом, состояла в правилах закрытого парка».

Самолет приземлился в Сочи в 1:50 ночи. Задача была не из простых, но механики разбились на две смены. «У процесса было несколько фаз, и над машиной на протяжении ночи работали разные люди, так что всем удалось немного поспать…

Это невероятные ощущения, когда срабатывает план, сродни такому. Если бы не удалось, что бы мы делали? Скорее всего, нам пришлось бы забрать машину из закрытого парка раньше положенного, чтобы избежать старта с пит-лейна».

Избежать неприятностей в первом повороте

В итоге усилия механиков Mercedes были вознаграждены. Они успели всё сделать вовремя, и Льюис получил возможность стартовать десятым.

Позже он пошутил, что его единственным желанием перед началом гонки было просто проехать без проблем первый поворот, и когда Себастьян Феттель с Даниилом Квятом устроили очередную заварушку, первая мысль, что пронеслась в голове чемпиона, была: "Только не снова!"

На сей раз ему всё-таки удалось избежать неприятностей, и даже больше того – он стал одним из главных бенефициаров столкновений во втором и третьем поворотах.

«У меня получился не самый эффективный старт, – рассказал Хэмилтон. – Я ехал с внешней стороны, а все находились внутри. Я тормозил, начинал поворачивать, и потом заметил, что в повороте какая-то возня.

Я подумал: "Да и черт с ним", и отвернул влево».

Льюис выехал за границы трассы, аккуратно вернувшись затем на нее слева от ограничителя, установленного FIA, что позволило ему избежать наказания.

После повторной аварии Феттеля и Квята, заставившей судей активировать режим виртуального автомобиля безопасности, Хэмилтон был уже пятым. О лучшем начале гонки в Mercedes вряд ли могли даже мечтать. Позади остались Даниэль Риккардо, Серхио Перес, Феттель, Квят и Макс Ферстаппен – в противном случае всех их Льюису пришлось бы обгонять на трассе. Теперь же у чемпиона появился очевидный шанс на подиум.

Трафик

Когда был дан рестарт, Льюис сразу же смог преодолеть сопротивление Фелипе Массы, пристроившись вслед за Росбергом, Валттери Боттасом и Кими Райкконеном. Финну из Ferrari удалось было обогнать соотечественника на старте, но затем они вновь поменялись местами.

Хэмилтону потребовалось всего четыре круга, чтобы самому обойти Райкконена, но быстро справиться с Валттери не удалось. Он провисел на хвосте Williams еще семь кругов – до того момента, пока финн не свернул на пит-лейн.

Льюис заехал в боксы кругом позже, но пит-стоп получился далеко не идеальным. Несколько потерянных десятых не позволили ему выехать на трассу впереди финна. Но виноват в этом был сам пилот.

«Он остановился чуть дальше и чуть правее, чем следовало, – рассказал Тото Вольф, – и еще пока выезжал обратно, сразу же извинился за это. Для идеального пит-стопа машина должна располагаться в определенной позиции, но в пылу борьбы это не всегда возможно».

Потерянное время не позволило ему выехать на трассу впереди Боттаса. Финн успел проскочить мимо. Тогда показалось, что Льюис может надолго застрять за Williams, но уже спустя два круга он смог-таки выйти вперед.

Спустя еще круг после этого в боксах остановился Райкконен. Четыре лишних круга на трассе позволили пилоту Ferrari также опередить Williams. Таким образом в первой тройке установилось положение, которое и оказалось окончательным.

К этому моменту – за 30 кругов до финиша – Нико лидировал с отрывом в 12,9 секунды, а все лидеры уже ехали на Soft, которые позволяли без особых проблем добраться до финиша.

Проблемы у Росберга

После этого ждать чего-то интригующего можно было бы только при возникновении какой-то внештатной ситуации, наподобие технических проблем у одного из лидеров. И они действительно случились – пусть этого и не было заметно со стороны...

«У нас возникла неполадка на машине Нико, что прибавило нам седых волос. Случилась проблема с MGU-K», – рассказал Вольф.

«В определенный момент казалось, что мы не сможем добраться до финиша, – добавил австриец. – Мы всегда стараемся подбираться максимально близко к пределу, чтобы быть конкурентоспособными, и именно этот подход приносит нам успех. Но когда вы штурмуете новые пределы, всегда есть риск переступить черту».

Лоу в свою очередь добавил: «У Нико были проблемы с MGU-K, и мы пытались с ними справиться. Он при этом ничего не подозревал, и мы просто говорили ему, чтобы он не столь сильно атаковал. Неполадка была не из того рода, что моментально сказалась бы на скорости машины».

Из лагеря Mercedes доносятся разные версии. Если Нико сказал журналистам, что он был "близок к тому, чтобы не финишировать", Хэмилтон отметил, что его инженеры говорили лишь о незначительной проблеме у напарника.

Так или иначе, сложно судить, сколько времени Нико потерял из-за этих проблем, поскольку к тому моменту, как они проявились, он догнал круговых.

Он возглавлял гонку с отрывом в 12 секунд, а затем – круг за кругом – отрыв стал последовательно уменьшаться: 11,1 – 9,6 – 8,4 – 8,3 – 7,7 – 7,5.

Многим в пресс-центре показалось, что у Льюиса появился шанс на победу, а позже и сам он подтвердил, что рассчитывал на такой исход: «У меня не было никаких сомнений, что я могу выиграть».

Проблемы у Хэмилтона

Но в тот самый момент, когда отрыв достиг 7,5 секунд, Хэмилтон услышал от своего инженера слова: "Похоже, у нас проблемы с давлением воды". Теперь Льюису нужно было сконцентрироваться уже не на борьбе с напарником, а на том, чтобы довести машину до финиша.

«Мы держали его в курсе о том, как обстоят дела, – рассказал Лоу. – Когда вы сбрасываете скорость, это дает вам больше свободы. Это помогает, но в данном случае машина по идее вообще не должна была доехать».

После нескольких кругов Льюис услышал по радио, что "ситуация стабилизировалась", но это заявление не было столь уж позитивным, как кажется на первый взгляд.

«Всё стабилизировалось на нуле!» – с улыбкой рассказал Лоу.

Росберг не был в курсе, что у напарника тоже возникли проблемы, но после финиша настаивал, что в любом случае контролировал ситуацию.

«Я имел представление о том, с какими временами он проходит круги, и дело было просто в трафике, – рассказал он свою версию. – Это был длинный отрезок на Soft, и при моем отрыве у меня была возможность чуть поберечь шины в самом начале, чтобы атаковать в концовке. В итоге всё сработало, и под занавес у меня была возможность прибавить».

Сказалась ли на его скорости проблема с MGU-K?

«Машина очень много потеряла в производительности [из-за проблем], но у меня был хороший отрыв. Я не знал, что Льюису тоже нужно следить за машиной, и думал, что он приближается из-за резины, – но на втором отрезке он явно использовал шины агрессивнее, чем я», – отметил Нико.

Финиш

Преодолев проблемы с машиной, Росберг использовал ресурс своих шин, чтобы на предпоследнем круге установить лучшее время гонки, а затем продолжил атаковать и на заключительном.

Хэмилтон, напротив, сбросил достаточно сильно, в результате чего отрыв к концу гонки вырос до 25 секунд. Но он был уже доволен и тем, что смог увидеть клетчатый флаг – потому что в середине гонки полагал, что его мотору жить осталось недолго.

«Когда я выбрался на второе место сегодня, я смог сократить отрыв с 12 секунд до семи, и у меня оставалось еще 20 кругов в запасе. Я был готов к борьбе, но потом мне сказали, что у меня возникли проблемы с мотором, и я даже думал, что не смогу финишировать. В итоге это сделать удалось, и я благодарен судьбе уже за это.

Я сделаю всё от меня зависящее, чтобы продолжить борьбу…»

Mercedes в России выступила в своем отдельном классе – в отличие от предыдущих гонок сезона.

Можно ли это считать трендом? Тото Вольф всё еще осторожен в оценках: «Эта трасса уникальна. Покрытие тут очень гладкое, и вы можете видеть, что темп многих машин отличался от предыдущих гонок.

Williams была очень сильна здесь. Red Bull – наоборот. Ferrari – не так хороша, как ожидалось. На этой трассе надо всё сделать правильно с точки зрения механического сцепления, уровня прижимной силы и так далее.

Я мог бы сказать вам, что проблемы Ferrari были связаны исключительно с тем, что мы гонялись в Сочи, но опять же – я не видел их телеметрии и ничего утверждать не могу».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При России
Трек Сочи Автодром
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг
Команды Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100