Анализ: избавится ли Red Bull с новыми цветами от старых проблем?

Сегодня в Лондоне Red Bull Racing проведет презентацию новой ливреи. Но форма команды в сезоне-2016 по-прежнему будет зависеть от мотора, что скрыт под кожухом – в какой бы цвет он ни был раскрашен.

Сколь бы серьезно ни звучали сегодня вечером речи руководителей Red Bull о новой эре, партнерстве с TAG Heuer и планах на предстоящий сезон, очевидно одно: если прогресса не удастся добиться Renault, хороших результатов команде из Милтон-Кинса не видать.

Чем для команды обернутся изменения в отношениях с поставщиком моторов? Снизит ли шансы Red Bull наличие у Renault собственной команды? Или, напротив, повысит в связи с увеличением бюджета программы французского производителя в Ф1?

Другие отношения

Red Bull и Renault не слишком многого добились вместе в прошлом году, и их союз приковывал большое внимание из-за постоянных склок и словесных перепалок. Дело дошло до того, что контракт был разорван.

Тем не менее, когда Mercedes, Ferrari и Honda отказались предоставлять свои моторы "быкам", Кристиану Хорнеру и компании пришлось вернуться к Renault – несмотря на все сложности.

Но многое изменилось. Теперь Red Bull уже не главный партнер Renault в Формуле 1. Усилия французских инженеров, работающих в Вири, будут прежде всего сосредоточены на том, чтобы помочь добиться прогресса команде из Энстоуна.

К тому же моторы, что будут установлены на машинах Red Bull, теперь и именоваться будут иначе. Официально эти двигатели названы TAG Heuer, что не позволит руководителям RBR столь же активно марать имя Renault в грязи.

Насколько сократится отрыв?

Red Bull, возможно, уже не будет столь уж сильно давить на Renault, поскольку в распоряжении команды из Милтон-Кинса осталось не так много подходящих для этого инструментов, но это не значит, что "быки" не могут рассчитывать на прогресс. Ведь изменения в отношениях с Red Bull – это не повод для Renault наконец расслабиться.

Главный инженер моторостроительного подразделения Реми Таффен считает, что у Renault есть шанс сократить отставание от Mercedes за зиму вдвое. И Red Bull это тоже поможет.

«Мы рассчитываем сократить отставание на полшага от Mercedes, – рассказал француз. – При этом я говорю "половину шага" только потому, что мы не знаем, чего добились соперники.

Если мы отставали примерно на секунду с круга в прошлом году, возможно, нам удастся снять три или четыре десятые. Мы увидим, что получилось, когда начнутся тесты и гонки».

Новый подход

Ясно одно: у Renault теперь нет повода для спешки в 2016 году. Независимо от того, какие сигналы поступают из Милтон-Кинса, французы будут действовать в соответствии с собственными планами.

Вместо того, чтобы торопиться поскорее обеспечить прибавку, Renault теперь будет концентрироваться на подготовке к сезону-2017, в котором прогресса должна добиться заводская команда.

«Есть последовательная программа, но она рассчитана на то, чтобы мы максимально эффективно подготовились к 2017 году, – сказал Таффен. – Конечно, мы будем гоняться и выкладываться полностью в ходе Гран При в сезоне-2016, но руководствоваться все равно будем одним принципом: поможет ли нам то, что мы делаем, в 2017 году? Если да – мы будем это делать. Нет – нет.

В 2016 году нам надо будет набраться терпения. Финишировать в гонках, стараться прибавлять и прибавлять. Посмотрим, как пойдут дела. Но результаты будут зависеть прежде всего от того, как мы поработали в прошлом году».

Эти слова, впрочем, не означают, что Renault совсем не планирует обновлять мотор в этом году.

«Вы всегда стараетесь внедрить новинки как можно скорее, и в определенный момент надо начать производить новые детали. Так что в 2016 году мы будем пробовать. Но "пробовать" – это не значит иметь конкретный план. Наш основной план – это подготовка к 2017 году».

Новая мотивация

Если что-то и ободряет Red Bull – так это тот факт, что в свете реструктуризации и покупки заводской команды в Renault заметно увеличили бюджет, а также решили воспользоваться помощью мотористов из Ilmor. Кроме того, произошли перестановки в руководстве – они также имеют целью достижение более высоких результатов, что было невозможно прежде.

«Теперь нам по силам бороться за победы», – заявил Таффен.

Эти слова значат, что теперь в Вири располагают ресурсами, которые позволят вести свою игру. Французы смогут действовать так, как сочтут нужным, и не будут опасаться прессинга со стороны Red Bull: прежде команда часто давила на партнера-моториста, требуя прибавки.

«Думаю, теперь я куда больше уверен, что решения будем принимать мы сами, как и нести за них ответственность, – объяснил Таффен. – Это прессинг, но позитивный прессинг. Когда вы принимаете какое-то решение, и оно оказывается эффективным – это всегда очень здорово. Гораздо хуже, когда кто-то другой обязывает вас сделать то или это».

Если бы мы лучше справились со своей работой в 2014-м и 2015-м, полагаю, в Red Bull не стали бы просить нас о большем.

Теперь за нами стоит концерн Renault, он обеспечивает свободу действий: я могу планировать что-то на два или три года, а не пытаться удовлетворить клиентов, которым требуется что-то уже к следующей гонке».

Игры Марко

Как бы то ни было, уже можно говорить, что политическое противостояние между Red Bull и Renault обещает вновь быть весьма жарким.

Несколько недель назад Хельмут Марко заявил, что концерну Renault, на самом деле, стоило бы оказать максимальную поддержку его команде, а не фирменному заводскому проекту.

«Если они умны, то сделают ставку на нас, так как их команда и её пилоты вообще ничего не смогут добиться», – не полез за словом в карман австриец.

Для технического директора Renault Таффена, который уже не новичок в мире подобных игр, в прозвучавших словах нет ничего существенного.

«Будь я доктором Марко – сказал бы в точности то же самое, – с улыбкой парировал Реми. – У него своя команда, он желает ей всего самого хорошего и хочет побеждать.

Потому было бы удивительно, если бы он сказал что-то другое. Разумеется, это лишь мои собственные суждения.

Со своей стороны могу лишь повторить: мы будем поставлять им точно такие же моторы, что станем использовать на своих машинах. А так как мы стремимся к победам, в какой-то момент моторы Renault станут очень хорошими.

И если такой мотор установить на его шасси – это будет сильная комбинация, так как все знают – в Red Bull умеют делать хорошие шасси.

Так что я тоже ожидаю интересного сражения. Мы будем рады бросить им вызов – а в конечном счете, разумеется, победить».

Только вперед

Таффен настаивает, что изменение программы Renault в Ф1 – это не просто следствие разлада с Red Bull. Напротив, это демонстрация веры в собственные силы и то, что она может добиться хороших результатов.

«Чтобы понимать, почему Renault вернулась в Ф1 [в качестве команды], не надо искать причин в прошлом, во взаимоотношениях с Red Bull, – сказал он. – Дело только в том, чего мы хотим добиться в будущем».

Любой прогресс, которого Renault добьется в развитии собственного двигателя, поможет сделать быстрее любую машину, на которой он будет установлен. Как бы он ни назывался, и какого бы цвета кожухом ни был бы покрыт.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Команды Red Bull Racing
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100