Анализ ГП Мексики: в Mercedes пошли на риск ради Хэмилтона

Все внимание по ходу этапа в Мехико оказалось приковано к безумной концовке. В то же время, победа Льюиса Хэмилтона могла показаться простой и очевидной. Но в действительности все было куда сложнее – рассказывает Адам Купер.

Путь Хэмилтона к победе в Гран При Мексики мог показаться простым, как прогулка в парке, но как минимум на первом отрезке для действующего чемпиона мира и его команды это было совсем не так.

После жесткой блокировки на торможении и прогулки пилота по гравию в первом повороте командный мостик оказался перед непростым выбором. В итоге решено было оставить пилота на трассе, несмотря на сильные вибрации от поврежденной шины, которые грозили разрушить подвеску.

Риск не вызывал сомнений, но в команде решили возложить окончательное решение на самого Льюиса, а не лишать его надежд на титул пит-стопом в начале гонки.

Лишь после этих очень напряженных 17-ти кругов  всё для Хэмилтона стало просто. Угрозы со стороны Нико Росберга больше не было.

Хорошо еще, что так много интересного происходило сзади – прежде всего, это касается Макса Ферстаппена, Себастьяна Феттеля и Даниэля Риккардо, на радость публике устроивших яркое шоу на заключительных кругах.

Квалификация вновь зародила интригу, так как топ-команды избрали разные составы шин для второго сегмента – и, как следствие, для старта.

На этот раз Mercedes и Ferrari выбрали на стартовый отрезок резину Soft, тогда как в Red Bull предпочли более традиционный вариант с SuperSoft. Интересно, что Даниэль Риккардо и Макс Ферстаппен, для которых до того команда несколько раз выбирала разные тактические схемы, на этот раз действовали по сходному плану.

Для Mercedes Soft просто был наилучшим вариантом на гонку, который позволял добраться до финиша с единственным пит-стопом.

Разумеется, существовало понятное опасение, что более мягкий состав даст Red Bull такое преимущество на первых метрах, что его вполне хватит для обгона на долгом разгоне к первому повороту.

В итоге этого не случилось, но в тот момент, когда Хэмилтон, нажав на педаль, заблокировал тормоза, события за его спиной стали развиваться по нарастающей. Сам Льюис помчался по прямой через газон, Ферстаппен поравнялся с Росбергом и "облокотился" на Mercedes, заставив Нико также покинуть пределы трассы.  Лидер гонки обвинил во всем "застеклившиеся" тормоза.

Тем временем за его спиной Росберг переживал из-за того, что его машина могла получить повреждения.

Одним словом, старт вышел совсем не таким, как рассчитывали в Mercedes.

Короткий выезд машины безопасности привел к тому, что Хэмилтон лишился того небольшого отрыва, который уже успел создать.

Это едва ли обрадовало британца – в отличие от того факта, что команда не скомандовала ему ехать прямиком в боксы за свежим комплектом резины. Тот, что был поврежден на торможении, вызывал сильные вибрации.

«Трясло невероятно, – рассказал он. – "Проплешина" на шине была очень серьёзной, и я, честно говоря, думал, что придется ехать в боксы. После первой "эски" у меня в голове пульсировала мысль, что прямо сейчас меня ждёт пит-стоп – и гонка будет потеряна. Но когда выехала машина безопасности, мне сказали оставаться на трассе».

Проблемы с подвеской

Когда борьба возобновилась, у чемпионов мира появилась новая головная боль. Данные телеметрии показывали, что уровень вибрации таков, что есть шанс разрушения подвески.

«Размер протертости на шине я бы оценил, как выше среднего, – рассказал Motorsport.com Падди Лоу. – Будь она еще немного больше, и вибрационные нагрузки стали бы опасными для подвески. Помните, что было с Кими Райкконеном в 2005-м?»

Одним из ключевых персонажей при принятии решения стал Саммон Коул, главный гоночный инженер Mercedes, который по ходу гоночных уик-эндов отдельно отвечает за вопросы надёжности.

«Мы с Саймоном и Пэдди провели краткое совещание по радио, решая, необходим ли пит-стоп для его же безопасности, – рассказал Тото Вольф. – В любой другой гонке мы сменили бы ему шины, лишив победы. Но в этот раз решили поступить иначе, чтобы не отнимать шансы на чемпионский титул».

Итоговое решение, как поступать, принимал Лоу: «Я спросил еще нескольких сотрудников, и все они думали так же. Мы предпочли дать ему шанс».

Главная задача теперь состояла в том, чтобы проехать на поврежденном комплекте достаточно долго – и без проблем добраться до финиша на шинах Meduim после единственного пит-стопа. Целью было доехать до 19-го или 20-го круга. Но в итоге остановку в боксах всё же провели чуть раньше, на 17-м».

«Они решили, что с такой вибрацией можно оставаться на трассе, и это не приведет к повреждению подвески, – сказал Хэмилтон. – Но ситуация всё ухудшалась и ухудшалась, хотя я больше ни разу не заблокировал колёса. Мне приходилось принимать множество мер предосторожности, чтобы предельно аккуратно проехать эти 17 кругов».

Можно признать, что последние круги Льюис преодолел в совершенно предельном режиме. Или даже в запредельном.

Спокойная дорога к финишу

С переходом на новый комплект шин проблема исчезла сама собой. Дальше дорога до клетчатого флага была прямой и ровной, а следующий позади Росберг не представлял ни малейшей угрозы.

«Я не видел смысла атаковать изо всех сил, – признался Льюис. – Я был расслаблен, следил за работой мотора, приподнимал ногу с педали газа в поворотах, чтобы экономить топливо даже больше обычного. Темп был настолько хорош, что мы могли пожертвовать значительной его частью и всё равно остаться быстрейшими. Для меня это была уникальная гонка, честно говоря».

Для Росберга воскресный день оказался куда более сложным. Весь уик-энд он не мог угнаться за Хэмилтоном, даже в финале квалификации, своей лучшей сессии этого Гран При. И гонка не стала исключением. Более того, вместо борьбы с напарником он оказался под прессингом пилотов Red Bull, в первую очередь Ферстаппена.

Росберг отбил атаку Макса, после чего его второе место оказалось в безопасности.

С этого момента главные события развивались следом за парой лидеров. Феттель нагонял юного датчанина, а его самого настигал Риккардо. Это противостояние подарило нам борьбу такого накала, какого мы пока еще не видели в нынешнем сезоне.

На трассе разворачивались яркие баталии – которые продолжились в судейской комнате. На фоне бурлящих эмоций легко было упустить из внимания тот факт, что трое соперников использовали различные тактические схемы, давшие в итоге практически равный результат.

Риккардо привлек к себе внимание, свернув в боксы на первом же круге. Можно было подумать, что у него прокол, но такое решение было продиктовано исключительно тактическими соображениями. Команда решила воспользоваться выездом машины безопасности.

Прежде они это делали в квалификации, а теперь пилоты Red Bull оказались на разных тактиках уже после первого круга гонки.

Маркус Эрикссон и Джолион Палмер тоже провели пит-стопы – и после этого доехали до самого финиша. Это по-настоящему впечатляет, но Риккардо все же провел второй пит-стоп и перешел на Soft, что позволило ему провести спринтерский отрезок до самого финиша.

«Наши исследования, проведённые до гонки, показали, что пит-стоп в случае раннего выезда машины безопасности дает такой же результат, как и продолжение гонки – шансы оказываются 50/50», – рассказал Кристиан Хорнер.

Феттель проехал со старта самый длинный отрезок, успел покрасоваться во главе пелотона и при этом демонстрировал очень хорошую скорость. 

После разочаровывающей квалификации он сказал, что машина позволяла оказаться на первом стартовом ряду. Если бы он действительно занимал на решетке место повыше или хотя бы не застрял в дебюте за Фелипе Массой, жизнь Росберга могла бы оказаться куда менее безоблачной.

Но вместо этого Себ получил очень кислое завершение пятницы после сражения с пилотами своей бывшей команды.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Мексики
Трек Автодром братьев Родригес
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг , Себастьян Феттель , Макс Ферстаппен , Даниэль Риккардо
Команды Ferrari , Red Bull Racing , Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100