Анализ: Где именно просчитались в Mercedes

Льюис Хэмилтон упустил победу в Монако после странного решения собственной команды. Какие обстоятельства привели к такому результату? Объясняет Адам Купер.

Уже не в первый раз в Монако все переворачивается с ног на голову из-за неожиданной драмы под самый занавес гонки.

Достаточно вспомнить, как в 2011-м авария Виталия Петрова вызвала появление красных флагов, которые дали командам возможность поставить на свои машины свежие комплекты шин. Это лишило нас интригующей развязки – мы не увидели, как могли бы пройти заключительные круги дистанции для трех лидеров той гонки, каждый из которых шел на разной стратегии.

В этом году из-за аварии Ферстаппена все произошло с точностью до наоборот – размеренное продвижение Льюиса Хэмилтона к потенциальной победе превратилось в невероятный по накалу страстей спринт из восьми кругов до финиша.

Первая часть гонки не могла сложиться для Льюиса лучше. Уже после первых пяти кругов он оторвался от Нико Росберга на 2,3 секунды. К тому моменту, когда немец провел свой пит-стоп на 37 круге, отрыв составлял уже 7,4 сек.

Хэмилтон заехал в боксы кругом позже – почти на середине дистанции – и получил в свое распоряжение свежий комплект Soft, на котором должен был ехать до финиша.

После этого Хэмилтон не только сохранил свой отрыв, но и увеличил его - на 63 круге Росберг отстал от него на уже 19,6 сек.

Но, как известно, в Монако вы всегда находитесь в руках богов автоспорта. Здесь часто случаются самые неожиданные ситуации и, как правило, именно в финальной части гонки. Британец был на 64 круге, когда Ферстаппен угодил в аварию в первом повороте, что привело к дебюту в Формуле 1 режима виртуальной машины безопасности.

Как и все другие гонщики, Хэмилтон сбросил скорость. На том круге он уступил своему предыдущему темпу около 14 секунд – на финишной отсечке его время составляло 1.33,047. Преследователи провели больше времени в низком темпе на том круге, поэтому когда Росберг пересек финиш, то его отставание увеличилось до 25,7 секунды.

Хэмилтон потерял на своем следующем круге 16 секунд, когда дирекция гонки приняла решение выпустить настоящий автомобиль безопасности на трассу. Команды знали, что это может произойти. Первоначально это никак не повлияло на положение гонщиков, которые в любом случае продолжали поддерживать низкую скорость.

И в этот момент Хэмилтон заметил на одном из экранов вдоль трассы кадры телетрансляции, на которых механики Mercedes выходят на пит-лейн. Они появились на всякий случай, просто в рамках стандартной процедуры.

Хэмилтон знал, что он в боксы не едет. И он тут же пришел к выводу, что туда едет Росберг и за ним может последовать Себастьян Феттель и другие пилоты из первой десятки.

Его первой мыслью было, что когда автомобиль безопасности покинет трассу, он окажется на старых остывших шинах с низким давлением, а за его спиной будет Росберг во главе компании на SuperSoft. В тот момент впереди было еще 15 кругов, в течение которых ему предстояло сдерживать их натиск.

Хэмилтон думал, что Росберг побывал в боксах

Именно это спровоцировало дальнейшие обсуждения на капитанском мостике, после того как Льюис выразил озабоченность о состоянии своих шин. Возможно, именно в тот момент возникло недопонимание – Хэмилтон решил, что Росберг провел пит-стоп, а команда никак не могла понять, почему он так переживает из-за резины.

Короче говоря, все внезапно пошло не по сценарию.

Вместо того, чтобы уверить его в том, что ни Росберг, ни Феттель в боксы не заезжали, в команде начали прислушиваться к его доводам. Они провели быстрые расчеты и решили, что ему вполне хватит времени на посещение боксов, чтобы потом выехать впереди Нико и Себастьяна.

Ведь они в действительности ничего не теряли – это позволило бы ему чувствовать себя еще более уверенно на заключительных стадиях гонки и повторно оторваться Росберга, который оставался на своем старом комплекте. Это исключало вероятность того, напарники разорвут друга в клочья за победу на последних кругах.

В теории решение остановиться было безопасным и продуманным выбором.

«Я полагался на команду, – заявил Хэмилтон. – На экране я увидел, что механики выходят на пит-лейн и подумал, что в боксы уже заезжал Росберг. Я ведь не видел никого позади себя, поэтому решил, что все начали менять резину.

Команда попросила меня оставаться на трассе, но я сказал, что эти шины остынут. Я предполагал, что соперники будут на SuperSoft, а я на более жестком составе. Поэтому они сказали мне заезжать. Они не знали, что я еду в полной уверенности в том, что другие уже поступили также».

Нельзя забывать, что даже позади автомобиля безопасности, машины проезжают круги в Монако очень быстро, а обсуждение смены резины, расчеты и принятие решений происходили в считанные секунды. Главная проблема в том, что Хэмилтон догнал автомобиль безопасности в секции Swimming Pool (Бассейн), когда тот пропускала вперед других пилотов.

В течение нескольких поворотов он ехал со скоростью Бернда Майлендера, а Росберг в свою очередь все еще двигался так быстро, как ему позволяли правила в той ситуации - и эта разница имела ключевое значение. В самом конце круга, прежде чем он заехал на пит-лейн, разрыв уже критически сократился.

Проблема в том, что стратегические расчеты Mercedes не учли это обстоятельство, несмотря на то, что по словам Тото Вольфа, окончательное решение было принято за "50 метров" до въезда на пит-лейн.

Льюис понял, что на самом деле произошло...

Только когда он выехал на трассу – и увидел проезжающих мимо Росберга и Феттеля – Хэмилтон понял, что действительно произошло. В команде все посчитали из рук вон плохо.

«Вердикт следующий – зачастую в жизни незначительные детали имеют большое значение, – рассказал Вольф Motorsport.com. – И в этом конкретном случае система показала нам неверные данные, и, полагаясь на них, мы решили провести пит-стоп. Мы думали что у нас есть необходимый отрыв, но его не было. А то что в Монако у нас нет GPS лишь дополнительно осложнило ситуацию.

Он думал, что Нико уже провел пит-стоп, но не знал, что этого никто не сделал. Он просто не мог этого видеть. Данные показывали, что задел по времени есть, а когда он сказал, что шины изношены и не получится их вернуть в рабочее состояние, это лишь добавило нам еще больше информации. Но главная причина была в нашей уверенности, что нам хватит времени».

Заявления Вольфа по поводу системы GPS FIA – информацию от которой используют команды для расчетов – весьма любопытны.

Не секрет, что географическое расположение ухудшает эффективность GPS. Но команды и FIA это компенсируют, увеличивая количество петлевых датчиков (всего их там около 20-ти) и используя алгоритм исключения ошибочных сигналов.

Неверные данные

По каким-то причинам в Mercedes не учли эту важную заминку за машиной безопасности.

«Мы думали, что у нас есть 3,5 секунды в запасе от времени проведения пит-стопа, – заявил Вольф. – Но они исчезли. На каком-то этапе данные не обновились, и мы должны выяснить, на каком именно. Цифры больше не совпадали. Машина безопасности его немного задержала...»

В сущности в Mercedes предполагали, что Хэмилтон будет двигаться со скоростью виртуальной машины безопасности, но этого не произошло.

Стоит отметить, что 65-й круг – включая остановку в боксах – Хэмилтон проехал за 2,11.321. Сравните это со временем Фелипе Насра, который заехал в боксы четырьмя секундами ранее, но не был остановлен машиной безопасности – 1,59.948. Даниэль Риккардо заехал в боксы через 31 секунду после Насра, и его круг занял 1,59.200. Другими словами, где-то Хэмилтон потерял около 11 секунд.

Если забыть о том, говорили данные правду или нет, в Mercedes, судя по всему, просто физически не видели, что у Льюиса произошла заминка. Единственный человек, который об этом знал, был он сам. Находясь за автомобилем безопасности он не понимал, что теряет драгоценные секунды, которые в итоге окажутся столь важны.

Что еще примечательнее – часть этих секунд была потеряна на пит-лейне. Его первый пит-стоп занял 24,181 сек., а второй уже 25,495. Таким образом 1,3 секунды были потеряны там, а именно в тот момент, когда его задержал проезжающий мимо Наср. Несомненно, этого ему было бы достаточно, чтобы выехать впереди если не Росберга, то Феттеля точно.

Феттель не был угрозой

Mercedes не стоило беспокоиться из-за Феттеля, так как в Ferrari сразу решили, что немец останется на трассе.

«Мы немного занервничали, когда увидели, что они заезжают на пит-стоп, – заявил босс Скудерии Маурицио Арривабене. – Мы смотрели в окно, и в какой-то момент человек, который занимается стратегией, сказал: "Спокойно, это все какое-то шоу с их стороны, мы не будем заезжать. Если они заедут, то мы останемся на трассе".

Он был совершенно в этом уверен и оказался прав. Я прекрасно понимаю, что нам просто повезло сегодня. Но в Mercedes, кажется, были слишком уверены в себе и своих силах в последнее время. Это умная и сильная команда, но сегодня мы оказались умнее».

«Все мы люди, – отметил Вольф. – Иногда нужно принимать решения за доли секунды. В этот раз наше решение оказалось ошибкой. Мы должен ее изучить, понять как ее можно избежать в будущем и извиниться, извиниться и еще раз извиниться перед Льюисом».

В итоге, в Mercedes сами создали себе проблему, учитывая что пит-стоп не был необходимостью.

Лучше всего подвести итог произошедшего смог Ники Лауда: «Не было никакой проблемы, никакого напряжения или стресса. Была путаница среди людей, работающих над стратегией, относительно того, как нужно действовать. И вот результат.

Нужно проанализировать и понять, где мы можем стать лучше в этом вопросе. Я очень сочувствую Льюису, потому что мы сами испортили его гонку...»

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Монако
Трек Монте-Карло, городская трасса
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг
Команды Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100