Формула 1 2017

Анализ: что интерес Mercedes к Боттасу значит для Формулы 1

События последних дней позволяют говорить, что чемпионы мира определились с главным кандидатом на замену Нико Росбергу. Это Валттери Боттас, с потерей которого, похоже, уже смирились в Williams. Адам Купер разбирается в ситуации.

Прошло ровно две недели с момента сенсационного заявления Нико Росберга о расставании с Ф1, поставившего менеджмент Mercedes перед необходимостью срочно искать нового напарника Льюису Хэмилтону.

Неудивительно, что эта тема стала главной в разговорах болельщиков. Сама же команда для начала ограничилась заявлением, что объявит о своём решении никак не раньше 3 января. Это оставляет всем желающим время для обстоятельного анализа.

На настоящий момент наиболее вероятным выглядит следующий сценарий: в Williams согласны отпустить Валттери Боттаса, но от Mercedes за это потребуется серьезная компенсация. Она касается условий сотрудничества, но прежде всего финскому пилоту нужна равноценная замена.

Первый, о ком вспоминается в такой ситуации – только-только завершивший карьеру Фелипе Масса. И если сам бразилец не против возвращения, для него это отличный шанс провести в Формуле 1 еще сезон.

Тото Вольф и Ники Лауда сами узнали о решении своего пилота всего за несколько дней до официального объявления. И в этом смысле интересна их первоначальная реакция на поступок пилота, чей уход был назван «смелым решением» и «понятным шагом». Однако работодателей он поставил в непростое положение.

«Больше всего меня раздражает то обстоятельство, что Нико собирался продолжать выступления, если бы не выиграл титул, – сказал Лауда в интервью газете Die Welt. – Он мог хотя бы намекнуть на возможность такого развития событий, когда мы подписывали контракт. Тогда мы заранее проработали бы запасной план и были бы готовы. Но что случилось, то случилось.

Мы дали ему возможность стать чемпионом мира за рулем потрясающей машины, и тут он говорит нам, что хочет уйти. Это привело к возникновению серьезной прорехи в нашем большом коллективе. И мы выглядим глупо».

Последняя надежда Верляйна

Глупо, в том числе, и в глазах совета директоров Mercedes. Всего за пару дней до этого там радовались возможности использовать в 2017-м присутствие в пелотоне немецкого чемпиона на немецкой машине. Этот факт доказывал, что дело вовсе не в Хэмилтоне.

И на таком фоне козырем в рукаве оказывается кандидатура Паскаля Верляйна. Чемпион DTM пока без лишнего шума остается в тени, ожидая, что принесёт ему будущее. Еще недавно казалось, что молодой гонщик выглядит фаворитом на место в Mercedes, но сейчас всё выглядит так, что выбор в его пользу станет скорее вынужденным шагом.

Когда по ходу Гран При Японии в 2014-м Себастьян Феттель и Ferrari согласовали условия перехода, тем же вечером Хельмут Марко и Кристиан Хорнер решили, что на место немца будет переставлен Даниил Квят, который к тому моменту даже не закончил свой первый сезон за Toro Rosso.

Ничто не мешало Вольфу быстро назвать Верляйна новым пилотом чемпионской команды, но этого не произошло. У немца за плечами уже год в Ф1, но его не решились сразу перевести в напарники Хэмилтону – а раз так, значит, кандидатура молодого гонщика была сочтена недостаточно подходящей.

Возможно, Тото хочет защитить карьеру своего подопечного, который пока еще не готов к столь серьезным испытаниям. Или же, зная о его работе на тестах и в Manor, просто полагает, что на настоящий момент Верляйн не сможет составить достойной конкуренции Льюису.

В любом случае (особенно если верно второе предположение), это неизбежно ставит вопрос к эффективности молодёжной программы Mercedes. Зачем было вкладывать силы и средства в подготовку следующего Росберга, если в итоге пришлось брать пилота со стороны?

Переманить звезду нереально

Понятно, что команде уровня Mercedes в силу множества причин нужен состав из двух максимально сильных гонщиков. Хотя бы просто для того, чтобы увозить с каждого Гран При как можно больше очков. Но не менее важно поддерживать прежнюю конкуренцию между двумя сторонами гаража. Тот, кто просто будет финишировать в квалификациях и гонках следом за Хэмилтоном, точно не подходит.

Не будем забывать, что Росберг вносил весомый вклад и в развитие машины, и в работу с настройками по ходу уик-эндов. Эту потерю тоже необходимо минимизировать, что вновь говорит в пользу приглашения опытного гонщика.

Прежде в Mercedes ни разу не говорили о желании переманить у конкурентов суперзвезду вроде Себастьяна Феттеля или Фернандо Алонсо. Как все мы знаем из истории, разорвать можно любой контракт, но другая сторона за это должна получить что-то действительно весомое. Однако у Mercedes нет ничего, что может в нынешней ситуации заинтересовать Ferrari или McLaren.

Если команда отдаст своего топ-пилота, то в ту же секунду сама окажется точной в такой ситуации, в какой сейчас пребывает Mercedes.

Попытка же действовать «нелегально» гарантированно приведет к долгой судебной тяжбе, и с имиджевой стороны такой путь едва ли прельщает чемпионов мира, да и потенциальные издержки могут оказаться слишком значительными даже с учетом тех сумм, которые не придётся выплачивать Росбергу. Речь, к слову, идёт о 22 млн евро только за 2017 год, и это без учета бонусов.

В последнее время несколько раз упоминалось имя Карлоса Сайнса. Здесь у Red Bull есть очевидная замена в лице Пьера Гасли, потому вопрос не стоял бы так остро.

Источники подтверждают, что переговоры действительно имели место. Но судьба гонщика полностью у руках менеджмента компании, которой нет смысла ослаблять саму себя, попутно усиливая главного соперника. Этот вариант исключен.

«С чего нам поступать так? – заявил на днях Кристиан Хорнер BBC. – Карлос отлично справляется с работой. Он – гонщик Red Bull. Мы немало инвестировали, чтобы привести его в Ф1, у него долгосрочный контракт, и нет решительно никаких поводов усиливать одного из главных конкурентов своим активом».

Просто представьте, что Сайнса всё же отпустили, а в январе Даниэль Риккардо решит завершить карьеру, или Макс Ферстаппен сломает ногу. Red Bull в таком положении будет выглядеть глупее не придумаешь.

Потому-то реалистичной целью для Mercedes является именно Боттас: в Williams готовы к разговору, и штутгартцам есть, что им предложить. Речь не только о взаимоотношениях производителя и клиента, но и о давнишнем участии Вольфа в менеджменте финна, что заметно упростит диалог.

Переговоры с Williams

Разумеется, Williams не устроит банальная скидка на двигатели в обмен на собственного лидера. И именно поэтому переговоры столь сильно затянулись. Перед командой по-прежнему стоит цель хорошо выступать в гонках, и денежный вопрос в данном случае вовсе не главный. В любом случае, возможные финансовые вливания должны быть очень значительными – настолько, чтобы руководители ясно понимали: в конечном итоге это приведет к значительному прогрессу.

Есть ли у Mercedes что-нибудь, что можно было бы добавить к сделке? В качестве такого актива мог бы выступить Падди Лоу, который уже практически наверняка окажется в Williams. В нынешней команде могли бы освободить его от неких дополнительных обязательств – вполне возможно, у Mercedes еще есть возможность отправить Лоу в долгосрочный отпуск. Если это так, то Williams можно предложить в обмен на Боттаса возможность получить Падди раньше срока. Это позволит команде из Гроу добиться прогресса быстрее.

Так или иначе, главный вопрос – кем заменить финна. Williams немало инвестировала в развитие Валттери, и он был бы идеальным напарником для Лэнса Стролла в 2017 году.

Даже если Mercedes предложит Williams многомиллионные выплаты в придачу к контракту с Паскалем Верляйном, это едва ли устроит руководство команды из Гроу. Особенно при учете того факта, что возражать будет Martini. Иметь двух тинейджеров в составе нежелательно с маркетинговой точки зрения. Да и самой команде нужен опытный и проверенный пилот, который помог бы росту Стролла.

Фелипе Масса удовлетворяет всем указанным требованиям. Но что он сам думает по этому поводу?

Бразильца к решению о завершении карьеры во многом как раз и подтолкнул тот факт, что команде необходимо было заключить контракт со Строллом. Боттасу уходить было не с руки, и Массе просто не осталось бы места. Фелипе решил, что лучше самостоятельно объявить о завершении выступлений, чем банально остаться без кокпита.

В то время как Дженсон Баттон после объявления о своем «отпуске» всё же дал понять, что сожалеет о принятом решении, Фелипе ни разу не говорил о подобных сомнениях. Возможно, Массе придется расстроить членов своей семьи, но Клэр и Фрэнку, похоже, будет не так и сложно уговорить Фелипе вернуться и провести с командой еще один сезон.

«Я думаю, ему очень понравится эта идея, – сказал мне один экс-пилот Ф1 на неделе. – Он принял верное решение в правильный момент – потому что мог остаться без места в команде. Но порой расклад меняется.

Так что теперь ему ничто не мешает вернуться со словами: «Что ж, я поезжу еще год, чтобы помочь своей команде». Я думаю, это было бы очень хорошее решение для Williams».

Этот вариант устроил бы и Берни Экклстоуна, которому во что бы то ни стало нужен бразилец на стартовой решетке, и который в данный момент пытается сохранить место в Ф1 Фелипе Насру. Без сомнений, Берни уже говорил с сэром Фрэнком по поводу Массы.

Еще один запасной план для Williams – это Пол ди Реста. Он провел в Williams год в качестве резервного гонщика, но при этом поддерживал форму, выступая в DTM, а дополнительный плюс – это новый регламент. Пол будет в той же ситуации, что и остальные гонщики: приспосабливаться к машинам придется всем, не только ди Ресте. Поможет тут и тот факт, что у шотландца также есть контракт с Mercedes. Тото может согласиться продолжать выплачивать ему гонорары.

У Боттаса за плечами четыре сезона, и он идеально готов к тому, чтобы сделать шаг вперед в своей карьере.

Многие сомневаются, что он может продолжать прогрессировать, поскольку переиграл Массу с относительно небольшим перевесом, но при этом Валттери будет полон решимости доказать обратное.

В 2018-й и дальше

Еще одна интрига состоит в том, гарантируют ли в Mercedes своему новобранцу будущее после сезона-2017. У пилотов со статусом суперзвезд есть контракты на следующий год, но некоторые из них могут стать свободными агентами к началу 2018-го.

Многие гонщики наверняка полагали, что пара Хэмилтона и Росберга останется в Mercedes на долгие годы, а потому не слишком рассчитывали занять один из серебристых кокпитов. Но теперь всё изменилось в корне, и Вольф наверняка уже провел несколько дискуссий с потенциальными кандидатами по поводу их планов на будущее.

Согласится ли Боттас стать пилотом Mercedes с тем условием, что контракт будет однолетним? Почти наверняка его ответ окажется положительным и в этом случае – ведь ему просто-напросто может больше и не представиться другого шанса получить машину, способную побеждать. К тому же – даже если его соглашение с Mercedes будет рассчитано только на сезон-2017, – он вполне может рассчитывать на новые предложения в том случае, если хорошо покажет себя на фоне Хэмилтона.

Больше того, один из источников в паддоке уверяет, что уже сейчас Ferrari пытается сорвать сделку Валттери с Mercedes, предлагая ему свой кокпит и более выгодные условия в сезоне-2018 – но только с условием, что сейчас он должен остаться в Williams.

Главным плюсом для Mercedes мог бы стать тот факт, что Боттас как никто другой из доступных пилотов мог бы оказывать давление на Хэмилтона, но при этом не нарушил бы гармонию в команде – как это вышло бы в случае с Алонсо, Феттелем или Ферстаппеном. Валттери не ведет политических игр, и не плетет интриг за кулисами.

Приглашение финна скорее может дать повод самому Льюису для запуска очередных теорий заговора, ведь для этого есть благодатная почва: одним из менеджеров пилота является Тото Вольф, и в удобный момент об этом всегда можно напомнить…

«Я не думаю, что Льюиса это будет волновать, – сказал Берни Экклстоун в интервью Sky на этой неделе. – Разве что в том случае, если они начнут слишком уж активно помогать Валттери».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Фелипе Масса , Нико Росберг , Валттери Боттас , Паскаль Верляйн
Команды Williams , Mercedes
Тип статьи Аналитика
Topic Формула 1 2017
Rambler's Top100