Анализ: Что дало Росбергу решающее преимущество

Старт гонки в Австрии стал решающим моментом в сражении за победу между Нико Росбергом и Льюисом Хэмилтоном. Обозреватель Motorsport.com Адам Купер рассказывает, как именно немец взял верх.

В Шпильберге Росберг одержал третью победу в последних четырех гонках, но главное отличие от его предыдущего успеха в Монако в том, что он стал сильнейшим в чистой борьбе, обогнав Льюиса на первых метрах.

То, что на первый взгляд выглядело легким дублем для Mercedes, на самом деле являлось серьезной борьбой, потому что всю первую половину гонки оба пилота ехали на абсолютном пределе, что хорошо иллюстрируют произошедшие во время их визитов в боксы инциденты. Более того, под занавес гонки на машине Нико возникла вибрация, но в итоге она никак не повлияла на исход сражения.

Первые секунды гонки решили исход их дуэли: Льюис потерял преимущество поула, добытого в столь драматичной борьбе днём ранее. Росберг поравнялся с напарником на разгоне к первому повороту, идущему в горку – и когда Хэмилтон попытался защититься, перекрыв сопернику траекторию, тот уже был там.

Немецкий гонщик смог удержать свою линию в первом повороте, а затем успешно защитить ее во втором, там, где у Льюиса заблокировались колеса, и его снесло немного в сторону. Нико был впереди на пути к третьему повороту, и тут выехала машина безопасности, ставшая следствием аварии Алонсо и Райкконена. И это значаило, что шансы Хэмильтона побороться за позицию на этом круге испарились.

Сцепление помогло Росбергу

Как же будущему триумфатору удалось выиграть старт – учитывая, что обычно пилоты Mercedes одинаково быстро отрываются от всего остального пелотона? Дело в том, что в Mercedes для Гран При Испании изменили настройки сцепления. И с той гонки Росберг куда более доволен своим стартом, чем Хэмилтон.

«Мы работали над сцеплением и сопряженными с ним системами, – рассказал Росберг Motorsport.com. – И теперь все стало намного лучше, более стабильная работа. В последних четырех гонках у меня были отличные старты, и сегодня тоже. Это во многом зависит от настройки сцепления, которые поставил мой инженер Эван. Хотя здесь играет роль и реакция, и мои действия после того, как машина тронулась с места.

Но важнее всего были настройки и они сегодня сработали. Мне было очень важно войти первым в первый поворот. И это получилось. Да, то, что я был сегодня быстрее, стало приятным бонусом. Приятно это осознавать».

Хэмилтон был очень расстроен

Действующий чемпион и лидер нынешнего сезона, напротив, испытывал прямо противоположные чувства.

«У меня возникла проблема с чувствительностью и оборотами мотора. Я убрал ногу с педали газа, но она словно еще была нажата, также и с педалью тормоза. А когда я отпустил сцепление, то из-за этого допустил серьезную пробуксовку. А это, знаете, не лучший способ начать гонку. Это то, над чем мы будем работать на нашей стороне гаража», – заверил Хэмилтон.

А вот босс команды Тото Вольф с ним не согласился. В его ответе подразумевалось, что Хэмилтон не был просто жертвой сбоя в технике.

«Я не хочу особо вдаваться в подробности, но мы калибруем сцепление, и гонщик может экспериментировать с настройками. Это всегда совместный процесс команды и пилота, – рассказал Тото Вольф. – Здесь возникла ситуация, когда Льюис и его инженеры поставили настройки, при которых двигатель на незначительное время дольше отзывался на нажатие педали газа и это стало для Хэмилтона неожиданностью на старте».

Стоит отметить, что трасса в Австрии является одной из тех, где пилоты не могут многократно тренировать процедуру старта в конце пит-лейна. Они делают это один раз на стартовой прямой в конце каждой тренировочной сессии. Поэтому у всех было мало опыта, а если добавить к тому, что в конце третьей тренировки ситуация становилась все сложнее из–за дождя, то старт гонки был для пилотов еще более напряженным. Впрочем, по мнению Падди Лоу, это не может быть причиной.

«Здесь все несколько сложнее, – рассказал технический директор Mercedes. – Но я не хотел бы сказать, что дело в этом отрезке. Никакой катастрофы на старте не было, на самом деле оба пилота стартовали похожим образом. Старт не явился ключевым моментом, просто у Нико был лучше темп сегодня. Вы видели, что по чистой скорости он выигрывал на круге, а Льюис не мог поддерживать его темп».

Старт всего лишь начало

Начало гонки сложилось в пользу Росберга, зато после рестарта в конце шестого круга Хэмилтон оказался чуть быстрее. В конце первого быстрого круга отрыв Росберга составлял 1,5 секунды, затем к 10–му кругу он увеличился до 2,3, а к 16-му вновь уменьшился до 1,7 секунды. Некоторое время казалось, что Льюис перехватил инициативу и теперь готовится к атаке. И шины у него работали в этот момент лучше, чем у Росберга.

«Там была небольшая разница в шинах, – объяснил Лоу. – У Нико давление в шинах было меньше и это сказалось на рестарте, но затем все выровнялось».

Уже с 17–го круга разрыв начал расти и вскоре стал 4,2 секунды – довольно значительно по сравнению с обычными показателями этого дуэта. Перед пит-стопом Росберга на 33–м круге отставание Льюиса несколько сократилось. Нико перед въездом заехал в гравий, заблокировал колеса, но успел достаточно замедлиться перед линией отсечки. Это было очень рискованно, поскольку если бы он немного ошибся, то получил бы штраф за превышение скорости.

«Я был немного с краю, – рассказал Росберг. – Но все сделал правильно. Я затормозил, увидел, что линия уже прямо передо мной. Но все обошлось. Я видел свою скорость в момент пересечения линии, и знал, что все хорошо. Хотя, я согласен, было рискованно».

Хэмилтон остановился на два круга позже, на 35–м круге. Его машину обслуживали на 0,4 секунды дольше чем Росберга (3,1 против 2,7 секунды), хотя в целом его визит на пит-лейн был лишь на 0,1 секунды медленнее чем у немца. И он действительно был на пределе, когда ошибся, выйдя слишком широко и пересекая белую линию на выходе. Льюис потом говорил, что не знал о случившемся, но это было слишком явно видно с бортовой камеры машины. У команды не было никаких претензий, понимая, насколько напряженным было сражение двух ее пилотов.

«Для меня это подчеркивает, насколько фантастическими гонщиками являются Льюис и Нико, что они не делают ошибок, – отметил Лоу. – Процент брака у них обоих в прошлом сезоне и первой половине этого невероятно низкий».

«Мы видим как по-настоящему жестко проходятся круги, как Нико пытается выиграть, даже блокируя колеса, – сказал Вольф. – Когда вы знаете, что это ваш единственный шанс обыграть напарника, то вынуждены идти на риск. Это касается всех составляющих, в том числе въезда в боксы и выезда из них. Насколько я могу судить, он нажал на газ максимально рано, чтобы только иметь возможность побороться с Нико на следующей прямой. Машину чуть дернуло влево, и она заехала за линию. Когда ставки предельно высоки, такое случается.

Думаю, пока они еще не ощущают прессинг чемпионской гонки. Просто каждый выкладывается целиком и полностью, чтобы обогнать напарника. Редко увидишь, как кто–то влетает на пит-лейн с заблокированными колесами и дымом, потому что вполне может получить штраф, и в равной степени кто–то атакует изо всех сил прямо на выходе из пит-лейна. Полагаю, то что мы видели – следствие невероятно упорной борьбы между нашими гонщиками».

Наказание Льюиса

Штраф Хэмилтона по сути поставил точку в борьбе в этой паре.

«Полагаю, в этот момент Льюис уже знал, что не победит, – рассказал Падди Лоу. – И это сделало работу команды легче, потому что можно было сосредоточиться на борьбе с другими командами, а не только друг с другом».

Льюис сам признался в интервью на подиуме, что понял когда все стало ясным. «На втором отрезке важно было проехать определенную дистанцию, что я и пытался сделать», – сказал он.

А тем временем Росберг не собирался сбавлять темп, хотя знал, что напряжение уже спало. «Я просто продолжал атаковать, но делал это уже немного легче. Даже если меня нагоняли, я знал, что это не проблема», – ответил немецкий гонщик.

Тем временем Льюис отставал от Нико на 5,4 секунды, когда пришло уведомление от судей о пятисекундном штрафе. Это был 39 круг. К 46-му кругу отрыв увеличился до 7 секунд, а затем стабилизировался в районе 6 секунд. Хэмилтон должен был создать отрыв из-за штрафа, поскольку Фелипе Масса и Себастьян Феттель были не так далеко позади него.

«Нашей главной заботой стал пятисекундный штраф Льюиса, – подтвердил Лоу. – Ему надо было отстоять разрыв. Мы очень переживали, что появится машина безопасности, и тогда штраф Льюиса мгновенно откидывал бы его назад».

Перед финишем гонки возникли проблемы у Росберга. Тот по радио сообщил, что в передней части машины возникли серьезные вибрации. И это не было результатом блокировавшихся колес.

«Износ передних шин был очень сильным, – отметил победитель ГП Австрии. – Возможно стали отлетать кусочки резины, и это вызвало вибрацию. Затем все стабилизировалось. Но неприятное чувство осталось».

«Его шины начали гранулироваться ассиметрично. Мы видели такое раньше, поэтому он чувствовал вибрацию, – сказал Лоу. – Но его беспокойство было куда больше, чем беспокойство механиков. Поэтому пришлось его успокоить, сказав, что все в норме и мы ведем наблюдение».

Росберг еще до гонки также говорил о проблеме с тормозами, но Лоу считает, что причин для беспокойства не было. Нужно было лишь следить за их состоянием, но каким–либо сдерживающим фактором в гонке они не были.

В итоге Росберг на финише на 3,8 секунды был быстрее чем его напарник, который автоматически получил пять секунд к результату. Его отставание составило 8,8 секунды. Масса отстал от него еще на 8,7 секунд. Близко, но недостаточно, чтобы помешать очередному дублю Mercedes.

«Это была одна из самых простых побед, – сказал после гонки Нико Росберг. – Не было никакого прессинга, за исключением напряжения на пит-стопе, но я останавливался первым, поэтому мне было довольно комфортно. После прошлого года я считал, что надо уделить больше внимания гоночному темпу. Я рад, что все получается».

Также и руководитель команды отметил заслуги победителя восьмого этапа.

«Нико был быстрее в первой половине гонки, он смог сохранить место после пит-стопа. Если посмотреть на квалификацию, то Льюис опередил его только раз, на круге, когда у Нико была проблема с избыточной поворачиваемостью. И это был последний круг в квалификации, где они оба ошиблись. На мой взгляд, Росберг был очень силен по ходу всего уик-энда, и в гонке это было очень хорошо видно».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Австрии
Мероприятие Воскресенье, после гонки
Трек Red Bull Ринг
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг
Команды Mercedes
Тип статьи Аналитика
Тэги падди лоу, тото вольф
Rambler's Top100