Алан Джонс рассказал, как симулировал болезнь ради пропуска гонки

Чемпион Формулы 1 сезона-1980 в автобиографии рассказал о неизвестном эпизоде своей карьеры, связанном с Берни Экклстоуном и апартеидом в ЮАР.

История, рассказанная Джонсом, вышла в его новой книге «Эй-Джей: Как Алан Джонс забрался на вершину Формулы 1» (AJ: How Alan Jones Climber to the Top of Formula One).

Речь идет о Гран При ЮАР 1985 года: предпоследнего сезона Джонса в Ф1. В тот год он выступал в нескольких гонках за американскую команду Haas Team (не имеет отношения к современной команде Ф1 Haas). Титульным спонсором команды была продовольственная корпорация Beatrice Foods. Машина была медленная, и ни в одной из гонок того сезона австралиец не финишировал, а на старт в Кьялами даже не вышел, хотя квалифицировался 18-м.

Выдержка из книги опубликована на сайте news.com.au. Приводим ее перевод.


Уик-энд Гран При Южной Африки получился нелепым. Правительство Франции убедило Renault и Ligier не участвовать в гонке в знак протеста против апартеида, а остальные команды пытались добиться ее отмены. Но она все равно состоялась бы, так что мы выдвинулись туда. Но по всему миру отношение к политике Южной Африки становилось все интереснее.

Beatrice была огромной компанией, о которой мало кто знал. Думаю, они пытались донести людям, что они производят не только мороженое – с которого они начинали сто лет назад. В мои годы она владела брендами Danone, Krispy Kreme, Tropicana и даже прокатом машин Avis. А еще у них было производство в ЮАР – его позволялось иметь, если компания не вышла на биржу. В общем, то, что мы поехали туда, имело для них большое значение.

В пятницу Берни Экклстоун вызвал меня к себе в пентхаус. Я не знал, что натворил на этот раз, но все равно явился. Как только я зашел, Берни спросил: «Как самочувствие?» Обычное приветствие, хотя что-то было в его взгляде. «Нормально, спасибо», – стандартно ответил я.

«Что ты думаешь о своих шансах на завтрашнюю гонку?» – спросил он.

И снова у меня не было причин подозревать подвох: «Берни, ты и сам знаешь ответ. Шансы будут хорошие, если только я начну гонку прямо сейчас».

«Ну, у меня есть одна идея. Если ты скажешься больным и не сможешь выступить, мы заплатим тебе призовые как за победу. А ты слетай домой в Австралию».

История была вот в чем. Американский борец за гражданские права Джесси Джексон заявил, что если машина Beatrice будет гоняться в Южной Африке, он поднимает всех черных рабочих Beatrice в США – а их были тысячи – на забастовку. Beatrice никогда бы не пошла на поводу у такого человека, но тогда они рисковали забастовкой. И у Берни родилась идея.

«Если гонщика скрючит, и он не сможет выступить, тогда машина Beatrice не выйдет на старт. Форс-мажор. Джесси Джексон не сможет взобраться на табуретку и объявить, что это он заставил команду сняться с гонки, а еще он не сможет устроить забастовку – машина ведь не гонялась».

Идея была в том, чтобы дождаться утра воскресенья, когда все уже будут на трассе. Я бы тихонечко выписался из отеля, прыгнул на самолет до Хараре и улетел бы домой (потому что Qantas не летал в ЮАР). Утечку допустить было нельзя. Я уверен, что из всей команды Team Haas об этом знали только ее боссы Тедди Майер и Карл Хаас. Я не мог об этом проболтаться механикам. Вообще никому.

В общем, воскресным утром я исчез. Просто не пришел. У них уже была готова машина, когда им сказали: «Эй-Джей подхватил вирус и гоняться не будет».

На следующей гонке в Австралии я совершил чудесное возвращение.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При ЮАР
Трек Кялами
Пилоты Алан Джонс
Тип статьи Новость
Rambler's Top100