Гоночный инженер: посредник между пилотом и командой

Их голоса заставляют замолчать телекомментаторов. Они инструктируют пилотом, следят за состоянием болида, но работа гоночного инженера - это намного больше, чем просто вовремя зазвать болид на пит-стоп. Это еще и стратегия, и дипломатия, и принятие...

Их голоса заставляют замолчать телекомментаторов. Они инструктируют пилотом, следят за состоянием болида, но работа гоночного инженера - это намного больше, чем просто вовремя зазвать болид на пит-стоп. Это еще и стратегия, и дипломатия, и принятие решений за секунды, и придание стимула пилоту - все вместе это целый комплекс очень требовательной работы.

Один из наиболее опытных гоночных инженеров сегодня - это инженер команды Brawn GP, тот, кто работает Рубенсом Баррикелло - Джок Клиа. Он начал работать еще в 1997 году, приведя к чемпионскому титулу Жака Вильнева и до победы Баррикелло в Валенсии в этом году - все это время Клиа вкладывал в свою работу всю душу. Журналисты сайта formula1.com подготовили большую статью из трех частей о работе гоночных инженеров. Вашему вниманию представляется первая часть.

Для большинства болельщиков Формулы-1 работа гоночного инженера во время уик-энда сводится к беседам с пилотом по радио, зазыв того в боксы из-за начинающегося дождя, советы поберечь шины, ускорить темп перед пит-стопом или вовсе краткая информация о том, как проходит гонка. Все это, безусловно, является основной частью их работы. Но далеко это далеко не все.

Инженер - это как посредник между кокпитом и пит-лейном, именно он обеспечивает пилота всей информацией о стратегии, времени на круге, температуре шин и так далее. Он также передает любые данные, которые помогут пилоты стать быстрее, позволяют узнать тому должен ли он регулировать что-либо в режиме работы двигателя, сберечь топливо, или подсказывает, где находятся конкуренты. Но связь работает в обе стороны и инженер должен внимательно слушать самого пилота, чтобы понять его, передать его пожелания на пит-лейн, чтобы те могли улучшить настройки, выполнить то, что хочет пилот.

- Тот диалог между двумя людьми, что вы слышите во время трансляции - это то, что в большей степени определяет решения и действия команды, - говорит Клиа, отвечая на вопрос как описать его работу непрофессионалу, - вы посредник между пилотом и 400 человеками в команде, которые работают для того, чтобы тот был быстр. Важно правильно понять, что сказал пилот. Конечно, пилот - это не инженер, так что вам еще нужно перевести, что тот сказал, облечь его слова в технические термины. Вы, по сути, являетесь глазами и ушами всей команды, когда речь идет об общении с пилотом на трассе и наоборот.

Помимо всех прочих обязанностей, Джок Клиа также участвует в определении гоночной стратегии на уик-энд. Дни, когда тактика пит-стопов определялась двумя-тремя членами команды давно ушли в прошлое: сейчас целая группа специалистов, инженеров, техников, работают над тем, чтобы определить план работы на практике, стратегию на квалификацию и гонку. Но несмотря на это Клиа и его коллеги гоночные инженеры по-прежнему остаются важной частью этого процесса, помогая советами в выборе количества топлива, состава шин и времени выезда на квалификации.

Выбор стратегии - это теперь решение всей группы», - подчеркивает Клиа, - я могу сказать, что всю ответственность несет Джеймс Ваулес, главный специалист по тактике, но я, Рубенс, Дженсон Баттон, его гоночный инженер Эндрю Шовлин принимает прямое участие в разработке плана.

Во время гонки Джеймс ведет весь процесс, основываясь на наших рекомендациях. Совершенно точно: насколько эффективно сработает вся группа инженеров зависит от того, насколько хорошо была проведена подготовка. У нас не должно быть споров на пит-лейн: если что-то случилось, значит домашняя работа была проведена недостаточно хорошо.

Но Формула-1 - это еще и непредсказуемый вид спорта. И как бы вы кропотливо не готовились, всегда будут моменты, которые невозможно было предвидеть, что-то идет не так как вы планировали, что-то ломает планы. Это может быть выезд пейс-кара, внезапный ливень или прокол колеса. Может случиться что угодно, что вы не могли предвидеть. И именно в это время, когда счет идет на секунды, Клиа должен взять инициативу на себя и помочь пилоту определиться с тем, что делать. Это под силу далеко не каждому.

Вы должны принять решение, когда у вас нет всей нужной информации, - говорит Клиа, - и их приходиться принимать, основываясь на тех данных, что у вас есть. Да, можно сказать, подожди, посмотрим, пойдет ли дождь сильнее, но эти драгоценные минуты могут стоить вам гонки. Благоприятный момент для пит-стопа может быть упущен.

Нужно действовать по наитию, ориентироваться на самые незначительные детали. И если вы ученый, то интуиция скажет вам: подожди, надо больше информации, но спорт не даст вам времени ждать. Многое зависит от самой способности принять то или иное решение, потому что его ждет вся команда, и она должна знать, что ей делать, а отсутствие предлагаемых решений - это худшее, что только может произойти.

Одна из самых удивительных вещей, которые может сделать гоночный инженер - это в считанные секунды принять решение, сообщить об этом пилоту, причем сделать это спокойно, как если бы речь шла о регулировках переднего антикрыла в пятницу утром. Для Клиа такая невозмутимость - неотъемлемая часть работы.

Лишь цейтнот, давление времени заставляет вас волноваться. Вы удивитесь тому, как быстро надо принимать решения в ключевые моменты. Речь идет о секундах, где-то от трех до пяти, чтобы проанализировать случившееся, а иногда и такой промежуток времени слишком велик. Действовать приходиться просто мгновенно.

Мне сейчас вспомнился Гран При Сингапура в прошлом году, когда после аварии Пике на трассе появился пейс-кар. Я был уверен, что в центре внимания находился наш радиообмен и радиообмен Red Bull, потому что только наши четыре машины могли заехать в боксы. Три из четырех так и поступили: Дженсон это сделать не успел, а вот Уэббер, Култхард и Рубенс в боксах побывали и смогли отыграть позиции. Тогда, может быть, кому-то показалось, что была паника, но у вас нет трех секунд в таких обстоятельствах, чтобы думать. Единственное решение - это просто прокричать приказ в эфир: быстро, громко и четко.

Как и в других гоночных сериях, в Формуле-1 все решает скорость. Клиа уверен, что способность быстро реагировать на изменения ситуации и также быстро менять стратегию, извлекая выгоду - это талант хорошего гоночного инженера. Но он также признает, что здесь нет точной науки, и часто решения бывают ошибочны.

- Факт в том, что когда надо принимать решения в условиях недостатка информации, то вам случается и ошибаться, - говорит Клиа, - но мастерство и профессионализм гоночного инженера выявляется в том, чтобы в сезоне чаще оказываться правым. Залогом успеха может послужить правильность решений в более половины всех случаев.

(продолжение следует)

Во второй части мы расскажем о важности отношений инженера и пилота, а также работе в квалификации.



Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Дженсон Баттон , Рубенс Баррикелло , Марк Уэббер , Жак Вильнёв , Нельсон Пике , Джок Клиа , Эндрю Тэплин
Тип статьи Новость
Тэги david coulthard
Rambler's Top100